Санька и Пушкин

Необычное происшествие, случившееся в одной сургутской семье

 

— Маам, можно я к Мишке пойду? — Мишка выскочил в коридор, как только повернулся ключ в дверях. — Нам к шахматной олимпиаде надо готовиться.

— Ага! — откликнулась мама, входя в квартиру. — Знаю я вашу олимпиаду, опять хохотать весь вечер будете!

Санька нахмурил веснушчатый нос:

— С чего ты взяла?

— Вы прошлый раз у нас занимались, еле разогнала! Не помнишь?

— Да, правда, смешно было! Я у Мишки коня забрал, а он забыл и всё спрашивал, куда его конь ускакал? Ну, можно?

— А уроки?

— Да, сделал я, сделал, — Санька сбегал в комнату и тут же вернулся с кипой тетрадей. — Смотри! И математику, и русский, и, даже историю! — протягивал он матери, не успевшей ещё раздеться, тетради.

— Подожди, Сань! Дай хоть в дом войти! Дневник неси!

Санька вихрем улетел в свою комнату и через секунду уже протягивал матери дневник. Та села в кресло и стала листать

— Таак, а стихотворение кто будет учить, Пушкин?– спросила мама, заглянув в дневник.

— Точно, Пушкин! — воскликнул Санька, — Сам написал, пусть сам и учит!

Тут в комнате что-то грохнуло, сверкнуло, помещение заволокло дымом. Когда дым рассеялся, перед ними стоял  Александр Сергеевич Пушкин в ботинках, старинном плаще,  цилиндре, с тросточкой в руках.

— Вот это да! — воскликнул Санька. — Вы откуда?

— Шёл по Невскому, запнулся, и вот я здесь. — Александр Сергеевич выглядел удивлённым, но снял цилиндр: — С кем имею честь?

— Чего? — Не понял Санька.

На помощь пришла мама:

— Здравствуйте, Александр Сергеевич! Не удивляйтесь, но Вы в будущее попали. Сейчас 2024 год, через два месяца весь мир будет отмечать Ваше 225- летие. Меня зовут Людмила Петровна, этот отрок — ваш тёзка, тоже Александр.

   Поэт молча крутил головой, осматривая комнату.  Современная люстра с множеством металлических трубочек и парой ламп, шторы, синий шерстяной ковёр на полу, даже телевизор не заинтересовали его. Но увидев книжный шкаф, поэт оживился.

— Вы позволите?

— Конечно!

   Александр Сергеевич сначала разглядывал корешки, потом достал одну за другой книги своего авторства: «Избранное», «Евгений Онегин», «Стихи и поэмы». С нижней, детской, полки взял «Сказки» и стал листать.

— Очень красивая, не знал, что такие бывают.

— Да, сейчас для детей красочные книги выпускают. — Мама подошла поближе, взяла из рук Пушкина томики.

— Может чаю? Пойдёмте на кухню, там и рассмотрите внимательно. Сань, ты с нами?

— Конечно! Спрашиваешь!

Глядя, как мама нарезает хлеб и сыр, Александр Сергеевич спросил, кто помогает ей по хозяйству.

— Сейчас нет ни крепостных, ни слуг, Александр Сергеевич. Хозяйки всё сами делают. И готовят, и стирают, и детей растят. Правда, у нас бытовых приборов-помощников много.

   Мама открыла кран, налила воды в чайник, включила. Чайник запыхтел, сквозь пузатый стеклянный бок стали видны танцующие пузыри. Пушкин, не отрываясь, смотрел на него.

— Не пугайтесь, так сейчас воду для чая кипятят. И вода в дом сама подаётся, не надо на реку или к колодцу с вёдрами ходить.

Мама стала расставлять чашки на столе и увидела шахматную доску.

— Сань, почему твои шахматы везде валяются? Убери, пожалуйста!

— О, это шахматы? — Заинтересовался Александр Сергеевич.

— Показать? — Санька рад был на что угодно, лишь бы не учить стихи. Он раскрыл коробку, расставил фигуры.

— Сыграем? — спросил он поэта. И протянул кулаки с зажатыми фигурами. —  Выбирайте! Ой, да вы, наверное, и не умеете!

— Давайте сыграем, Александр. Я немного умею. — Пушкин хлопнул ладонью по кулаку, в котором оказалась белая пешка.

В этот момент зазвонил телефон.

— Мишка! — закричал в трубку Саня, — у нас тут настоящий Пушкин на кухне! Не веришь? Приходи! Заодно и стихотворение выучим!

Александр Сергеевич удивлённо смотрел на мальчика, не понимая, что происходит.

— Это телефон, — объяснила мама. — Сейчас не нужно посылать лакея к соседу с поручением, можно позвонить и всё сказать самому.

— Давайте играть, пока Мишка не пришёл, — обратился Саня к гостю.

   Пушкин двинул свою армию в атаку! На третьем ходу он «съел» Санину пешку, на пятом объявил ему шах, а на седьмом — и вовсе мат!  

— Ого! — удивились Санька и пришедший к середине партии Мишка. — Да Вы — гроссмейстер!

— Кто? — Не понял Александр Сергеевич.

— Сейчас так шахматных чемпионов называют.

— Нет! Я — просто любитель. Вечерами мы иногда с друзьями играем партию — другую.

— Давайте ещё разок, — предложил Санька.

— Ну, нет! — Вмешалась мама. — Сначала стихотворение.

— Эх! — Санька сбегал за учебником, открыл его. — Уж небо осенью дышало, уж реже солнышко блистало…

— Постойте! Это же строки из моего романа в стихах!  — Воскликнул поэт.

— Конечно! Из вашего романа. — Поспешила успокоить гостя мама. — Не волнуйтесь, Александр Сергеевич. Дети в школе отрывки из романа, как стихи учат.

— Зачем?

— Вот Вы, Александр Сергеевич, что в лицее изучали, какую литературу? — спросила мама.

—  Мы языки учили, точные науки, историю. Для чтения каждый сам выбирал книги. Жуковский, Батюшков, Крылов – мои любимцы. Ещё — Шекспир, Гомер, французские философы.

— Видишь, у них литературы даже не было! — Воскликнул Санька. — А мы мучаемся!

— Зато они самостоятельно много читали! — парировала мама. И тут же пояснила для гостя:

— Александр Сергеевич, вы являетесь одним из классиков русской литературы. Ваши произведения входят в учебную программу школьников.

— Удивительно! Не представлял, что такое может случиться, когда писал свои вирши.

— Да у Вас классные стихи! «У лукоморья дуб зелёный, златая цепь на дубе том.

И днём, и ночью кот учёный…» Мы в прошлом году учили. Я помню!

— Это ещё что! — Улыбнулась мама, — я тоже в школе учила этот отрывок из «Руслана и Людмилы», и тоже помню.

— А ещё помню «Пора, красавица, проснись, открой сомкнуты что-то там взоры! — снова встрял Санька в разговор. — А вы зачем так писали, что некоторые слова совсем непонятные? — Неожиданно строго спросил он поэта.

— Я? — Растерялся Пушкин.

Мама пришла на помощь поэту:

— Сань, это язык наш за двести лет изменился. Если тебе что-то непонятно, спрашивай меня или учителя. Например, вот этот отрывок, где «чего-то там взоры», звучит: «Открой сомкнуты негой взоры». То есть человек ещё в постели нежится, поэтому негой его глаза закрыты.

— А! Понял! Мне так же глаза открывать утром не хочется, а надо в школу вставать!

— Так, ну ладно, идите, учите стихотворение, пока я гостя чаем напою. Совсем его заговорили.

   Друзья ушли в комнату учить стихотворение.

— Ой! — осенило Саньку,— если я стихотворение выучу и расскажу, Пушкин в своё время вернётся! Надо успеть ему о нём в будущем рассказать немного.

   Пока мальчики учили стихотворение, мама потчевала гостя чаем и разговорами, показывала, как всё устроено на современной кухне.

— Обязательно надо написать какую-нибудь сказку о будущем! — решил Александр Сергеевич. — А где я нахожусь сейчас, интересно?

— В городе Сургуте, это Западная Сибирь.

— Сибирь? — Изумился поэт. — Край мира! Годами письма идут из неё.

— В наше время все расстояния сократились. Самолёты и железная дорога есть.

— А что Сургут, чем славится? — Поинтересовался Пушкин.

— Здесь, в Сибири, нефть и газ нашли, ценные природные ресурсы. Из них топливо для машин производят. И много других полезных вещей. Сургут – город нефтяников и газовиков, энергетиков. Видите, у нас печки нет. Готовим, стираем при помощи электричества. Огромная электростанция в городе построена, по проводам ток идёт в другие регионы. В Сибири сейчас много городов построено.

— Мне немного неудобно, — признался гость, — но интересно, есть ли у Вас, дорогая Людмила Петровна, супруг, а у мальчика отец, соответственно?

— Есть, конечно, есть, — с улыбкой ответила мама. — Наш глава семьи на работе. Нефтяники часто «вахтами» работают, по неделе или месяцу находятся на месторождении. Вот и наш папа сейчас «на вахте»

  Санька заглянул в кухню:

— Мам, можно я тоже поучаствую в разговоре? — И тут же, не дожидаясь ответа, выдал:

— Александр Сергеевич, Вы знаете, что Вы — знаменитость!? Вас даже называют солнцем русской поэзии! А ещё в городе есть улица Пушкина и библиотека имени Пушкина. Мама, ты покажи фото Александру Сергеевичу. Он же может исчезнуть в любой момент, потому что я стихотворение выучил уже.

   Мама открыла ноутбук, нашла фото городских достопримечательностей и стала показывать гостю.

— Вот улица Пушкина. В те годы, когда Сургут только строился, именами писателей были названы несколько улиц. Есть улицы Островского, Лермонтова, Маяковского. Вы их не знаете, наверное, они жили после Вас. Разве только Лермонтов был современником. Наша Центральная городская библиотека, названа вашим именем. Во дворе установлен памятник Вам.

— Почему столько людей у памятника и цветы? — спросил Александр Сергеевич, рассматривая фото.

— Каждый год 6 июня, в ваш день рождения к памятнику приходят горожане, приносят цветы. Этот день так и называется: Пушкинский день России. Сургутяне читают ваши стихи и свои, посвященные Вам и вашему творчеству.

Пушкин молчал и мама продолжила.

— В библиотеке есть Пушкинский зал. Там хранятся ваши книги и книги – воспоминания о вас, книги – исследования вашего творчества. — Мама показала ещё несколько фото. — Знаете, Александр Сергеевич, дети очень любят ваши сказки, взрослые люди читают повести и стихи. Столько лет прошло, столько случилось разных событий, а Вы остаётесь самым популярным писателем России.

   Пушкин допил чай, и принялся рассматривать книги.

— Благодарю за чай, за рассказ о Сургуте, любезная Людмила Петровна!  Очень рад узнать, что мои произведения любимы народом.

   В дверях кухни снова появились Санька с другом.

— Александр Сергеевич, вспомнил! Я вашу «Золотую Рыбку» в «Петрушке» видел!— почти прокричал Мишка, захлёбываясь восторгом от возможности сказать что-то хорошее необычному гостю друга. Пушкин перевёл взгляд на хозяйку, прося разъяснений.

— В Сургуте есть театр «Петрушка», в его репертуаре — спектакль «О рыбаке и рыбке», поставленный по вашей сказке. — Объяснила мама и добавила: —  Другой сургутский театр в прошлом году поставил «Евгения Онегина». А в Филармонии несколько лет назад шёл моноспектакль «Метель» под музыку Свиридова. Мы с мужем в восторге были!

— Ну, будете проверять, как я стих выучил? — Влез в разговор Санька.

— Будем! — хором ответили мама и Александр Сергеевич.

— Но сначала, давайте прощаться, Александр Сергеевич. После того, как Саня расскажет стихотворение, Вы, наверное, в своё время вернётесь. Очень рада знакомству. Можно я Вас обниму? — Попросила мама.

Все дружно обнялись. Мама предложила гостю забрать с собой понравившиеся книги.

После прочтения Санькой стихотворения никаких хлопков и дыма не было, а Пушкин исчез! Словно его и не было. Вместе с ним пропала и книга сказок.

— Слушай, а классный мужик этот Пушкин. И стихи его ничего, быстро учатся. — сказал Мишка.

— Эх, жаль не сфотографировались! Ну, вот! — огорчился Санька, — теперь нам никто не поверит, что у нас в гостях сам Пушкин был.

— Да нам и так бы не поверили, сейчас такие возможности, можно хоть с мамонтом  фотку сделать. — Мишка стал корчить рожи, как будто позирует невидимому фотографу.

— Интересно, как это у нас так получилось? Живого Пушкина увидеть! Как в сказке! Я теперь по-другому буду его книги читать. Одно дело на картинке, и совсем другое, когда ты сам  видел человека.

 — Ага. И я тоже. Есть у вас что-то из его произведений? — Посерьёзнел Мишка.

 Мама протянула гостю томик стихов.

— А с тобой, Сань, начнём читать Евгения Онегина. Теперь и тебе, наверное, интересно будет.

 

— Привидится же такое!  — Думал Пушкин, задумчиво прогуливаясь вдоль реки Фонтанки.

Автор: 
Анжелика Бивол
Раздел: 
Всего голосов: 15
Проголосуйте, если Вам понравилось стихотворение

Рассказать друзьям

Будем признательны, если воспользуетесь кнопочками, чтобы поделиться страницей с друзьями в социальных сетях.